31.01.2024 10:08

Гормоны роста для мясного КРС – это зло или нет

Гормоны роста для мясного КРС – это зло или нет

Недавно Великобритания приостановила переговоры по открытию рынка для канадской говядины, при производстве которой используются гормоны роста, подразумевая, что эта продукция не слишком полезна для потребителей. Канадские исследователи мясного крупного рогатого скота придерживаются другого мнения – такое мясо не опасно для людей, а применение гормонов роста в животноводстве может иметь благоприятный экологический след.

Об этом пишет Дон Норман в статьей, опубликованной в канадском сетевом агроиздании Мanitoba Сo-operator: «Канадская отрасль крупного рогатого скота оказалась в затруднительном положении. Ожидается, что к 2050 году население планеты достигнет 9,7 миллиардов человек, поэтому производство говядины должно увеличиться, чтобы удовлетворить растущий спрос. С другой стороны, существует большее давление с целью сокращения выбросов парниковых газов в сельскохозяйственном производстве. Например, Министерство окружающей среды Канады заявляет, что доля сельского хозяйства занимает около восьми процентов от общего объема выбросов парниковых газов в Канаде, а выбросы кишечного метана составляют более трети от этого общего количества.

В этом контексте, по мнению Ким Омински, директора Национального центра животноводства и окружающей среды Университета Манитобы, более широкое признание и внедрение гормональных имплантатов при выращивании мясного КРС может помочь решить эту проблему.

«Гормональные имплантаты помогают телятам быстрее достичь целевого веса, что означает большую прибыль, а также экологические преимущества», - сказала Омински, выступая на конференции Manitoba Beef and Furage Initiatives вместе с владельцем ранчо Fisher Branch Бетти Грин, чтобы привести наглядный пример использования гормональных имплантов для телят с точки зрения устойчивости. 

В многолетнем эксперименте на ферме с участием 600 телят половину случайным образом выбрали для гормональной имплантации. В целом гормоны роста сделали то, что должны были сделать. Телята набирали вес быстрее, и этот прирост веса значительно увеличивал прибыль предприятия. Далее Омински обобщила данные с другим исследованием, соавтором которого она является. Исследование, возглавляемое доктором Габриэлем Рибейро, проводилось в течение четырех лет подряд, с 2015 по 2018 год, на откормочной площадке Летбриджского научно-исследовательского центра.

«Мы использовали данные для изучения воздействия на окружающую среду использования имплантатов на откормочных площадках», — сказал Омински.

Для оценки выбросов парниковых газов использовалась модель сельского хозяйства и агропродовольственной промышленности Канады. Также были оценены выбросы аммиака, использование земли и воды. Исследователи обнаружили снижение каждого из этих показателей. Выбросы парниковых газов на килограмм бескостной говядины сократились на 3–10 процентов, сокращение землепользования на 5–11 процентов; потребления воды на 5–11 процентов; сокращение выбросов аммиака на три-восемь процентов.

«Мы учитывали начальную и конечную живую массу, среднесуточный привес и количество дней кормления, чтобы достичь рыночного веса. Из этих данных мы видим, что использование технологий, способствующих экономическому росту фермы, действительно является устойчивой стратегией решения проблем продовольственной безопасности. И в то же время они могут снизить выбросы парниковых газов и аммиака, а также использование земли и воды», - заключила исследователь. 

Учитывая очевидные экономические и экологические преимущества, кажется, что выбор в пользу имплантатов гормона роста не составит труда для большинства фермеров.

Но, по словам Джона Кэмпбелла, профессора клинических наук о крупных животных из Университета Саскачевана, только около трети канадских ферм по выращиванию телят используют эту технологию при выращивании телят-сосунов и менее 20 процентов — при отъеме телят.

Отчасти нежелание применять эту практику связано с озабоченностью по поводу доступа к рынку. В конце 1990-х годов Европейский Союз запретил импорт говядины, произведенной с использованием гормонов, и вообще закрыл двери для канадской говядины.

В 2017 году, когда вступило в силу Торговое соглашение между Канадой и Европой, оно открыло двери для потенциального импорта из Канады (без гормонов) на сумму 600 миллионов долларов. Это могло бы предоставить производителям возможность получить доступ к новым рынкам с говядиной, не содержащей гормонов, но этот рынок составляет лишь 12 процентов от говядины стоимостью примерно 5 миллиардов долларов, которую Канада в настоящее время экспортирует. Этого недостаточно, чтобы полностью отказаться от использования гормональных имплантатов.

Существует также скептицизм потребителей, который частично подпитывается такими кампаниями, как «говядина без гормонов», подразумевая, что в противном случае здоровье может пострадать. 

«Я думаю, когда люди слышат слово «гормон», они автоматически думают о безопасности пищевых продуктов», — рассказывает Омински, отмечая, что большинство этих страхов преувеличены. - Разница в уровнях эстрогена между имплантированной и неимплантированной говядиной очень мала, и существует множество других пищевых продуктов, где содержание эстрогена гораздо выше, чем в говядине от скота с имплантированными гормонами».

Например, одна 75-граммовая порция говядины с имплантированными гормонами содержит 1,9 нанограммов (нг) эстрогена по сравнению с 1,1 нг в неимплантированной говядине. А вот в порции курицы такого же размера содержится 2,1 нг эстрогена, в порции свинины — 2,5 нг, а в порции капусты — 2025 нг.

Омински считает, что обеспокоенность общественности по поводу экологической устойчивости может быть использована для большей поддержки использования гормонов в производстве говядины: «Итак, разговоры, которые нам нужно вести, на самом деле касаются обеих этих вещей: аспектов безопасности пищевых продуктов и аспектов устойчивости».

Что касается устойчивости ферм, по мнению Омнски, следует сместить фокус с негатива на позитив. Например, ферма производит слишком много парниковых газов или использует слишком много воды. По словам Омински, больше внимания следует уделять положительным моментам, которые фермы вносят в устойчивое развитие. «На самом деле мы только учимся лучше описывать положительные показатели устойчивости, такие как связывание углерода и биоразнообразие. Все эти луга, где пасется скот и которые невозможно превратить в пахотные земли, обладают огромной способностью улавливать углерод», - отметила она».